Сайтмап

Это интересно

Как спецслужбы контролируют интернет

Правозащитная организация Freedom House исключила Россию из списка государств со свободным интернетом — вместо «частично свободного» отечественный интернет стал «несвободным». Что повлияло на рейтинг нашей сетевой свободы и реально ли вообще отключить рунет от глобального трафика? Вот как отвечают на эти вопросы аналитики.

ФСБ курирует провайдеров

В 2012 году российские спецслужбы впервые составили список запрещенных сайтов, который с тех пор постоянно и регулярно обновляется. «Черный список» представляет собой набор из сотни тысяч конкретных адресов. Он выкладывается на сервер Роскомнадзора, и провайдеров обязали законом ежедневно этот список запрашивать. На практике операторы обращаются к перечню раз в несколько дней — от одного до трех. Куратор из ФСБ, закрепленный за каждым провайдером, контролирует частоту запросов и принимает меры, если, на его взгляд, подопечная компания связи пренебрегает навязанным ему правилом. Не одного провайдера уже оштрафовали за несвоевременную загрузку списков.

В отличие от Федеральной службы безопасности прокуратура проверяет, имеется ли доступ к заблокированным ресурсам. В суд могут подать на любого московского оператора связи, который не в курсе о введении запрета на какой-то очередной сервис, даже задним числом — если, например, блокировка не выполнена несколько лет назад. Как и любая отечественная организация, прокуратура стремится выполнить «план» по заведенным и завершенным делам. Так что допустившим нарушение компаниям, даже небольшим, не стоит ожидать поблажек независимо от того, как давно они «забили» на блокировку неугодного сайта.

Блокировка происходит по-разному. В одних случаях провайдер тупо блокирует целый ресурс, в других — ограничивает доступ по определенной ссылке. Второй способ более затратен и технически сложен, однако ответственные операторы идут на это ради поддержания качества услуг. В целом у пользователей маленьких операторов больше возможностей попасть на запрещенные сайты, поскольку их меньше регламентируют.

Некоторые провайдеры делают бизнес на «черных» услугах — открывают доступ к списочным сайтам за деньги для определенных пользователей. Да, нарушение, но наказание следует далеко не всегда. Во-первых, такие пользователи — избранные, которые вряд ли побегут жаловаться в прокуратуру. Во-вторых, сами запреты многим не всегда кажутся справедливыми.

Например, недавно остро встала тема сепаратизма — и в список попала вся информация о федерализации огромной Сибири. Блокирование ресурсов идет по словам-маркерам, причем в разных инстанциях могут приниматься разные решения по поводу сайтов.

Допустим, провайдер в ограничении доступа к ресурсам руководствуется постановлением суда, но ему трудно уследить за решением всех судов на большой территории, где проживают его пользователи. Сотрудники районных прокуратур могут более оперативно отслеживать решения региональных судов и получать информацию о запретах. Узнав о запрете очередного ресурса, они отправляются не в Роскомнадзор с просьбой включить сайт в список запрещенных — они жалуются сразу в суд. Провайдеру остается включать блокировку постфактум, получив соответствующее решение суда, да и то лишь на территории региона, в котором оно выдано — такова специфика работы сети, в которой, к сожалению, далеко не всегда разбираются сотрудники судов и прокуратуры.

В список запрещенных попадают сайты политической, религиозной направленности, а еще — трэш, то есть «левые», непопулярные сайты, не содержащие адекватной или сколько-нибудь полезной информации. У них часто длиннющие адреса, нечитаемый дизайн и контент, в котором сложно ориентироваться.

СОРМ не всем по карману

Закон обязывает каждого провайдера иметь программное обеспечение, помогающее в проведении оперативно-розыскных мероприятий (СОРМ), и сохранять адреса обращений в течение двух лет. Однако вторая версия СОРМ, которую стремятся внедрить органы, обходится дорого — одно лишь тестирование оценивается в 200 тысяч рублей. Крупным провайдерам легче внедрить систему, но и для них сумма серьезная.

Пока многим приходится контролировать посещаемость сайтов вручную по базе данных. Облегчает ситуацию то, что IT-рынок довольно узкий, все друг друга знают, и это значительно облегчает контроль.

Квалификация — не на высоте

Уровень технической подготовки правоохранителей сегодня крайне низок. Большая их часть не в состоянии даже пользоваться имеющимися инструментами, не говоря уже о перспективе. Для них IP-адрес подобен автомобильному номеру, они не понимают, что им пользуются тысячи абонентов. Хранят секретную информацию, не дублируя и не зашифровывая ее, в полицейских компьютерах даже без подключения к интернету тьма вирусов. Пользуются не служебной почтой, а личными ящиками на общедоступных сайтах.

Именно сотрудники с такой — точнее с никакой — подготовкой пытаются отыскать в социальных сетях распространителей нежелательных материалов. Поэтому они ценят сотрудничество провайдеров, которые помогают правильно оформлять запросы и отслеживать техническую информацию. Взаимный обмен опытом и ресурсами помогает правоохранителям и IT-шникам воплощать в жизнь требования законодательства.

И результаты уже есть. В последние месяцы порядок в сфере все очевиднее. Уже нельзя незаметно протянуть сеть и безнаказанно пользоваться ею с нарушениями установленных норм. Провайдеры, не имеющие возможности поставить СОРМ на телефонию, вынуждены отказывать клиентам в этой услуге. Сотрудник ФСБ без прокурорской санкции может самостоятельно мониторить ресурсы оператора, которые запрашивают пользователи.

Как остаться «в законе»?

Безусловно, преступников необходимо искать и останавливать. Однако эксперты опасаются, что если система СОРМ будет введена полномасштабно, то ее можно будет использовать с противозаконными целями. Например, третья версия СОРМ позволит сотруднику ФСБ без всяких разрешений прокурора самостоятельно контролировать всю информацию, поступающую от клиента провайдера, читать переписку и просматривать закачки.

Если учесть, что вся история пребывания абонентов в Сети должна храниться провайдерами в течение 48 часов, то речь идет о сумасшедшем объеме массивов. Пока это технически невыполнимо, притом что потребляемый трафик растет в геометрической прогрессии.

Что посоветовать пользователям, не желающим попасть в объектив ФСБ? Лучше всего — просто не высовываться, вести себя в интернете сдержанно, а заодно и в реале не хулиганить — не ходить на митинги, не комментировать сомнительные блоги, избегать обсуждения одиозных оппозиционеров. В целом российские пользователи законопослушны и не пытаются скрываться. Шифруют свою информацию в Сети доли процента, и анонимных соединений практически не попадается.

Интернет — понятие всемирное

Не так давно новостные сайты испугали пользователей информацией о том, что Роскомнадзор попробовал отключить Россию от интернета. Но попытка не удалась — якобы из-за присутствия в сетях множества мелких операторов с неучтенным трафиком и «подпольных» проводов, которые не зарегистрированы в официальных инстанциях.

Говорить о полном отключении страны от Всемирной паутины проблематично. Один из крупнейших пунктов обмена трафика имеется во Франкфурте, сюда же приходят и каналы из России. Блокируя каналы на подобных точках, придется создавать крупный центр обмена трафика в пределах границ своего Отечества. И даже это не отменит «черных» нелегальных каналов к тому же Франкфурту.

Блокировка подразумевает полный контроль трафика, а это технически маловероятно даже при наличии ресурсов, которых у нашей страны сейчас нет. Попытка создать единого провайдера для зарубежных потоков заглохла на уровне разговоров.

Не исключено, что полное отключение Сети возможно в случае серьезного ужесточения санкций. Однако при этом сценарии хаос вряд ли продлится дольше нескольких дней, в течение которых мы создадим собственный рунет — подобно тому, как это случилось в КНДР.